Третья часть:

СТАРШИЙ БРАТ

Текст на сербском:

КАПИТЕН. Четврти део: ПРВИ ТРАНСФЕР

Текст на английском:

The CAPTAIN. Part №4: FIRST TRANSFER

 

Двенадцатилетний Никола тренировался усердно и преданно. Он не пропускал ни одной тренировки в БК «Кралево» и это ему удавалось легко, потому что дисциплина для него была врожденной концепцией. Кроме того, конечно, он дополнительно тренировался со своим братом.

Иногда случалось так, что Борко не мог тренироваться с Николе из-за чрезвычайных обязанностей в школе, его собственных тренировок в старших категориях БК «Кралево» или, возможно, из-за школьных соревнований по баскетболу, но тогда Никола работал независимо и индивидуально. На спортивных площадках рядом с рекой Ибар он неустанно практиковал свой «пушечный выстрел», затем различные “уловки” и хитрые движения, которые много лет спустя спортивные комментаторы в России будут характеризовать как «сербские штучки» (сербские трюки).

Он атаковал на кольцо «невидимого соперника» из любой позиции в ракетке — как с левой стороны (когда он маневрировал мячом левой рукой), так и с правой стороны (тогда все было бы совершенно противоположно); затем он атаковал с разворота или полразворота, воображая, что за ним стоит громадный центровой, пытающийся жестко блокировать его. Отступление на шаг назад, мощный прыжок вверх почти до облаков и точная стрельба в направлении кольца — все это были основные элементы, которые должны были стать его основным оружием, его «удостоверением личности» и его тяжелой артиллерией в предстоящие годы.

Все эти основные элементы, которые он практиковал до изнеможения в раннем детстве, обеспечили ему необходимое разнообразие в более зрелом возрасте и в глубоких профессиональных водах. В моменты, когда у него не было точного выстрела, он нагло пробирался по бокам ракетки и помещал мяч в корзину. В моментах, когда он был закрыт каким-то гигантским центровым и когда ему угрожала опасность «выпить» блокаду, за ним последовала бы хитрая игра под кольцом или точная передача где-нибудь на краях поля, где бы кто-то из его товарищей по команде освободился для точного выстрела.

Это дало ему универсальность в игре и возможность играть на разных позициях в команде. Таких игроков всегда любили тренеры, уважали товарищи по команде и обожали фанаты.

  • Мы много тренировались, мой брат Борко и я. Молодые парни полны сил, которые хотят соревноваться и проявить себя. Время, когда сила и энергия просто разрываются во всех направлениях. После таких тяжелых тренировок мы были голодны, как волки, и я помню, что наша мама постоянно готовила и готовила огромное количество еды. Супы, мясо, салаты, макароны, выпечка — мы съедаем все это как “шутку”, и она быстро думает о чем-то другом: жарит тонну блинов или пончиков, иногда картофель фри…я не знаю, как она все это выдержала, потому что мы все время тренировались и постоянно хотели есть, а времена были не очень комфортные … — Никола смеялся как-то по-мальчишески весело, но определенная доля горечи в его голосе все еще была заметна, пока он рассказывал мне о своих спортивных начинаниях с ранней юности в своем родном городе Кралево.

Годы были действительно тяжелыми и несчастными. Начало девяностых и состояние войны в бывшем великом государстве Югославии. В течение этого периода отец Момчило, как офицер югославской армии, постоянно находился в сербском регионе под названием Косово, где ситуация была опасно обострена, и армия постоянно находилась в состоянии полной боевой готовности. У него редко была возможность посетить свою семью в Кралево, поэтому все бремя воспитания его сыновей легло на плечи его жены Ковильки.

В те годы Ковилька Лепоевич работала на фабрике «Мрамор — ива» (на сербском: “Мермер – Врба”), где она работала по своей специальности как химик-техник. Позже она работала менеджером по продажам известной компании «Хисар» — Прокупле, которая имела целых три магазина в городе Кралево. Много работы и много обязанностей для матери с двумя детьми, но финансовая компенсация за такую ​​работу была почти ничтожна. Заработная плата была чрезвычайно низкой в ​​тот период из-за ужасно высокой инфляции и общего краха государственной экономики. Небольшие сбережения простых граждан оставались в ловушке в различных банках, которые неожиданно «капитулировали» или просто исчезли без следа. Однако, несмотря ни на что, заботливая мать нашла способ откладывать денежку и накапливать скромное сбережение (мягко говоря — заначку), чтобы пригодилось для каких-то неожиданных расходов и издержек.

Капитан Сургутских «Студентов» — Никола Лепоевич. Фото взято с сайта: www.nikolalepojevic5.com

Короткый эпизод про который Никола однажды случайно рассказал мне, пока мы говорили о спорте и пили кофе, врезался в мое сердце как борозда. Я знаю, что смеялся от души, но почти со слезами на глазах, потому что сцена, которую я себе представлял в тот момент, была большим эмоциональным подтверждением бесконечной родительской заботы и самоотречения, когда дело доходит до детей.

Мудрая женщина правильно спланировала расходы и распределяла деньги в соответствии с приоритетами. Во-первых, ее сыновьям не позволяла испытывать голод и жажду, дилеммы в этом не было. На втором месте по приоритетам были книги и все что необходимо для школы — по этому вопросу разговоров также не было. Только на третьем месте был спортивный инвентарь, необходимый для регулярных тренировок: трикотажные изделия, спортивные костюмы и кроссовки.

Будучи младшим братом, Никола часто носил кроссовки, которые Борко перерос и которые еще можно было использовать. В этом не было ничего плохого, даже наоборот, потому что таким образом Никола почти буквально шел по стопам своего старшего брата. Однако проблема заключалась в том, что со временем даже самые лучшие кроссовки бывали почты уничтожены и порваны, и это, конечно, представляло большую проблему на тренировках.

И именно на одной из таких тренировок произошло следующее. Две большие дырки раскрылись на дне Николиных кроссовок. Эта, что была на правой ноге, была особенно критична, потому что это была его «базовая» нога при прыжке или при любому стартовом движению. Вся масса тела переносилась в это маленькое круглое пространство под большим пальцем правой ноги, и эта критическая точка регулярно подвергалась опасности.

Никола знал, как положить какую-то стельку (кусок ткани или какой-то картон), но при резких движениях эта защита все-равно проскальзывала, и его нога снова вступала в прямой контакт с твердым бетонным основанием. Понятно, что Николе это было очень больно, но он не хотел прекращать тренировки любой ценой: ему было стыдно жаловаться. Однако в какой-то момент он почувствовал, что сам носок порвался из-за контакта с бетоном: кусок ткани вместе с куском кожи остался на «горячем асфальте» (как говорить одна популярная югославская песня).

Никола мог терпеть физическую боль, и в этом не было никаких сомнений, но он был гораздо более ранен мыслью наивного мальчика: «Как я могу быть таким несчастным и таким бедным, что не могу позволить себе новые кроссовки?»

Эта мысль почти разбила его сердце, и он неожиданно остановился; он подошел к тренеру и сказал, что ему нужно покинуть тренировку, потому что у него болит живот.

Он вернулся домой с кровавой раной на ноге и очень болезненным чувством (но не в животе, а в душе мальчика). Мама, конечно, была на кухне, готовя что-то вкусное для своих спортсменов — это уже была обычная сцена и рутинная ежедневная процедура. Однако в тот вечер впервые произошло нечто неожиданное. Никола вошел в квартиру, коротко поздоровался с матерью, а затем как-то разочаровано и совсем пессимистично бросил сумку с кроссовками в самый дальний угол прихожей. Он даже не спросил есть ли что-то вкусненькое чтобы перекусить (как он делал это регулярно после каждой тренировки), но пошел прямо в свою комнату с опущенной головой и захлопнул за собой дверь.

Мать в изумлении проследила за всей сценой и сразу же последовала за ним, чтобы выяснить, что это было. По пути она схватила сумку Николы с кроссовками и инстинктивно заглянула внутрь, ища ответ на свой вопрос. Она заглянула в огромные дыры в кроссовках и сразу поняла. Дополнительную «соль на сердитую рану» произвело сознание что на спортивных носках (которые Никола, как обычно, снял после тренировки и положил рядом с кроссовками внутри сумки), остался большой кровавый след.

Мать Ковилька остановилась перед комнатой Николы с задумчивой улыбкой на лице в стиле: «Ну, мой герой — почему же ты молчишь и не говоришь в чем проблема?» — а затем приняла безотзывное решение. Она повернулась на 180 градусов, положила обратно спортивную сумку со старыми кроссовками, а затем без колебаний вытащила деньги из своего «секретного ящика» для срочных и неотложных нужд. Потом мгновенно схватила свое пальто и вышла из квартиры, не сказав никому ни слова.

Через сорок минут она вернулась и осторожно оставила большую коробку перед порогом комнаты Николы. Она заметила, что он вообще не выходил из своей комнаты, потому что пища, которую она так тщательно приготовила для его, осталась совсем незамеченной и проигнорированной. Все, что можно было услышать из закрытой комнаты, это была тишина, ничего больше.

— Ладно, ладно…раньше или позже ты все-равно проголодаешься и выйдешь из комнаты, а потом я расскажу тебе о том, как ты всегда обязан открыто говорить со своей матерью обо всем … — рассмеялась мама Ковилька и мудро решила подождать еще немного …

Она пошла на кухню чтобы отдохнуть и выпить кофе, и вскоре после того, она услышала, как тихо открылась дверь в комнаты Николы …

На следующий день на тренировке Никола был в первых рядах. Глянцевые новые кроссовки, популярные «Джорданки», сияли на его ногах, и ему не разрешили съесть джем на завтрак тем утром, потому что из-за широты его счастливой улыбки он наверняка испачкал бы оба уха.

Тренер спросил его внимательно перед всеми:

— Как ты сегодня, Никола? Живот не болит, все нормально?

— У меня ничего не болит, все хорошо … — ответил Никола, словно из пушки …

— Понятно … — тренер кивнул и заметно посмотрел на новые кроссовки Николы … он просто улыбнулся и подмигнул, а затем коротко добавил: Пошли все на разминку…

Само собой разумеется, молодой Никола буквально летал в стиле великого Джордана на этом и каждом последующем обучении. Он прогрессировал изо дня в день и после года работы в БК «Кралево» появились первые положительные результаты.

Бесконечные дружеские беседы с Капитаном. Белград, Сербия — год 2017.

А именно, последовал первый большой трансфер в карьере Николы. Тренер «Чолка» умел помочь молодым талантам в юном возрасте. Он замечал их возможности и зарегистрировал их, именно тогда, когда это необходимо сделать, а затем (как настоящий педагог и охотник за талантами) он смог дополнительно оценить и почувствовать подходящий момент, чтобы переместить их в новую среду, где они могут научить намного больше.

Таким образом, в сезоне 1994/95 года случилась «пакетная сделка»: Никола Лепоевич, в тандеме с гигантским молодым центровым Мирком Токаличем, вступил в ряды БК «Слога» на тогдашнюю «невероятную» сумму в 1500 немецких марок. Конечно, эта сумма кажется «простой шуткой», но, если принять во внимание, что в те годы из-за огромной инфляции и общего экономического кризиса средняя зарплата в Сербии составляла всего пять марок, получается, что это было вполне приличное количество денег для полностью анонимных юных спортсменов.

Никола приходит в БК «Слога», клуб с богатыми и яркими традициями, с чрезвычайно сильной баскетбольной школой, и только здесь начинается его настоящий игровой прогресс. Помощником тренера Слоги в то время был Саша Павлович, именно тот человек, который раньше всех остальных поверил в игровые качества Николы и включил его в первую команду, даже еще в качестве юниора.

Пятая часть:

БК «Слога» — Кралево

Чемпионскый сезон в городе Сургуте: 2016/17. Сибирский Сокол в компании Николы Лепоевича, лучшего снайпера российской «Суперлиги 1» всех времен.

Добро пожаловать в чудесный мир Сибирского Сокола:

www.siberianfalcon.com

Балканская душа в сердце Сибири!

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *